Рансьер, Жак

Однако большинство критиков театрального мимесиса пошло другим путем, предложив идею театра без зрителей, где все являются участниками действия. Это естественная для нас ситуация. Автор"Я двор зову страной

Муки правдоподобия: о новой книге Жака Рансьера

Рансьера рассматривает эстетику и политику как равнозначные виды деятельности, смысл которых сводится к реконфигурации чувственного опыта. Такой подход является феноменологическим. Он позволяет развивать идею демократии как несогласия, но вместе с тем сводит эстетику и политику к сопротивлению, не предполагающему позитивной социальной программы.

, . Жак Рансьер — одна из наиболее заметных фигур в современной политической и эстетической мысли. Ему принадлежит концепция разделения чувственного, которая широко обсуждается в литературе.

Жак Рансьер — всемирно известный философ, профессор университета Париж .. (И, на свой страх и риск, напомним, что одноко- ренным к этому.

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное ч. Чтобы понять это, следует поместить рядом два предуведомляющих утверждения Фрейда. Существенно, что она однозначна, что она противопоставляет романтической и обратимой неразличимости воображаемого и реального аристотелевский склад действий и знаний, направленный к событию узнавания.

Народ, толпа и мнимый популизм Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Но не так уж просто понять, что означает само это слово. Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Несмотря на различные вариации значений, согласно господствующим установкам, его характеризуют три ключевые черты: Ясно, однако, что три эти черты необязательно связаны друг с другом.

Ключевые слова: власть, Аристотель, Бадью, Делез, Ницше, Рансьер, по- .. нежели ты сам, — это черта всякой «подлой породы», которая из страха.

Так в каком же положении мы оказались к году? Я исхожу из представления, которое кажется мне чрезвычайно значимым для всей истории коммунистического движения, ведь стоило в октябре года большевикам победить и создать новую власть, как они поверили, что перевернули страницу истории. И рабочее движение могло оценивать происходившее в Советском Союзе лишь путем сопоставления этих событий с теми идеями и представлениями, которыми в ту пору руководствовался Второй Интернационал.

Однако в начале Первой мировой войны Второй Интернационал потерпел крах. И всё мировое коммунистическое движение тут же подчинило себя потребностям молодой советской власти, потребностям, по сути дела, краткосрочным. Так что в Третьем Интернационале первые ощутимые разногласия проявились лишь начиная с того времени, когда из Советского Союза выдворили Троцкого. И вплоть до середины х годов рабочее движение существовало, развивая в своей среде два отнюдь не равнозначных движения, одновременно притязавших на происхождение от Октябрьской революции, но в то же самое время опровергающих друг друга.

Ортодоксальные коммунисты стали защищать сталинскую ортодоксию вплоть до наихудших ее преступлений, тогда как троцкисты выступали против того, что происходило в СССР, исходя из тех же самых теоретических предпосылок, которые в равной степени сделали их неспособными осуществлять какой-либо анализ в ту пору, когда начиналась Вторая мировая война.

По Европе опять бродит призрак - 1.

Этический поворот и эстетический режим: Клер Бишоп о партиципаторном искусстве Фото: Ее место заняла этика, предлагающая новые критерии для оценки произведения:

страх, национальная безопасность, человеческая безопасность, Как отмечает Ж. Рансьер, государственный аппарат (policia).

Кант пришёл к эстетике ненамеренно, найдя в ней связующее звено между теоретическим и практическим, чистым и эмпирическим, природой и свободой — красоту. Канта так или иначе читают и интерпретируют все выдающиеся философы, включая Ф. Однако сам под И. Шеллинг говорит о стадиях познания возвышенного: В веке к переосмыслению положений И. Канта приходит французский философ Ж.

Социальный поворот в современном искусстве

Стало быть, политическую сцену здесь осветило отнюдь не слепящее солнце. Зато мы могли деидентифици-роваться по отношению к государству, убившему их и убравшему из всех подсчетов. Но ведь дело другого как политическая фигура есть, прежде всего, деидентификация по отношению к некоторой самости. Эта идентификация смогла стать принципом политического действия, а не только жалости, в силу отчетливой причины: И в силу этого сделалась возможной субъективация отличия гражданства от самого себя, субъективация разрыва между юридическим и политическим гражданством.

болезненное любопытство, смешанное со страхом перед неизвестным. А. Бадью, Ж. Рансьером, Ш. Муффом, 31 СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ.

В Фигурах Истории Рансьер предлагает нечто большее, чем доступное введение во взаимосвязь между эстетикой и различными режимами власти, раскрывает формы эстетики как интегрального способа мыслить о нас самих как народе; он детально структурирует современную историю искусства, чтобы вступить в борьбу за освобождение молчащих и невидимых под гнетом символического рабства. Англо-американский интерес к Рансьеру явно нарастает: Это напрямую сталкивает его с двумя выдающимися современниками: Джоржио Агамбеном и Аленом Бадью.

Рансьер сам говорит о различиях с Бадью, особенно это касается споров об эстетике и вопросов связанных с истиной, всеобщностью и идеей об обществе которое грядет. Фигуры у Рансьера воплощают трагедии современности. Искусная подчистка изображения уцелевшей жертвы холокоста вызывая слишком очевидную параллель с обложками книг Примо Леви Если это человек и Перемирие вызывает неприятие Рансьера - почему мы должны подходить ко всем изображениям исторических событий со скептицизмом — задаваясь вопросами: История, он утверждает, должна продумываться заново через обращение к скрытым следам.

Тем не менее он обращается к ряду эффектных примеров Гойи, Отто Дикса до Клода Ланцмана и Зорана Музича, чтобы привлечь особое внимание к жертвам сил истории.

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

Чтобы дать слово тем, кто по общепринятому определению воспользоваться им не может, и разобраться в сопутствующей их обособлению процедуре самолегитимации философии, надо, естественно, изобрести новые формы выражения, и Рансьер прибегает для этого к характерному, постоянно оспаривающему собственную научность дискурсу между: Угол атаки при этом определяется главным для Рансьера условием политики на его взгляд, без этого — постулируемого — условия политика просто-напросто не существует!

Равенство для него — отнюдь не политическое, а этическое и философское понятие, определяющее политические ситуации и конфликты; будучи независимым от экономических или каких-либо еще споров или конфликтов, оно диагонально законам или установлениям, всегда выламывается из плоскости настоящего и требует его постоянного переопределения.

писал философ Жак Рансьер в году. — Не проходит и года, Керим Рагимов#1 из серии Ярмарка страха, Если во второй.

Один только человек из всех живых существ одарен речью. Так вкратце формулируется идея о политической природе человека—химера древних, согласно Гоббсу, который берется заменить ее точной наукой о движущих силах человеческой природы; или, напротив, вечный принцип политики общего блага и воспитания гражданина, противопоставляемый Лео Штраусом характерному для Нового времени утилитаристскому умалению требований сообщества.

Но прежде чем отвергать или восхвалять сию природу, следует чуть углубиться в своеобразие того, как она выводится. В высшей степени политическое предназначение человека удостоверяется неким показателем: Выявляет же речь и делает очевидным для сообщества внимающих ей субъектов не что иное, как полезное и вредное—и, следовательно, справедливое и несправедливое. Владение этим орудием выявления подчеркивает разделяющее два типа живых существ различие в причастности к чувственному: На этом основывается не исключительный характер политичности, а некая высшая политичность, достигаемая в семье и государстве.

ОЛИГАРХИ"ПРОДАЮТ" ЧУВСТВО ОПАСНОСТИ

Вопреки своему желанию, я был к этой накладке причастен. Посему я считаю необходимым публично принести свои извинения Алену Бадью, который, как мне известно, ни разу не усомнился, что речь и в самом деле шла о случайности. Подобного рода заседание, как вы знаете, должно иметь форму дебатов, а не восхваления. Я, однако, собираюсь отступить от этого правила: На сегодня мне известно мало книг подобного разма ха и подобной смелости мысли:

Множество людей написали на тему, что современные государства торгуют страхом (об этом писали: Элтейд — в США, Рансьер — во Франции.

Александр Марков Муки правдоподобия: Подступ к самой новой книге Рансьера — в статье Александра Маркова. Эстетическая категория правдоподобия, осевая для классицизма, по-прежнему образует стержень дискуссий о том, как устроено историческое бытие: О правдоподобии было легко рассуждать французским просветителям, для которых создание правдоподобия тождественно изобретению: В отличие от сценического правдоподобия, имеющего в виду сюжет, который мы признаем уникальным несмотря на его избитость именно в силу текущего применения неожиданных приемов и механизмов, историческое правдоподобие не дает нам сыграть в эту игру — принять текущие эффекты за исходную точку критического суждения одновременно о происходящем на сцене и происходящем в действительности.

Для них правдоподобие в истории есть постоянное производство материальных символов, удерживающих человека в историческом времени и не дающих истории упасть в пропасть. Исторические ошибки и преступления происходили там, где это производство нарушалось, где лень и суеверие не давали выстроить его правильно. Теперь, разумеется, такой точки совершенства, в которой наивно совпадают энтузиазм и вера, благодаря производящему себя правдоподобию, уже не существует.

Это первая ступень любви. На второй становятся более разборчивыми.

ЭСТЕТИКА И. КАНТА И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ Ж. РАНСЬЕРА

Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого. Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части.

Французский философ Жак Рансьер (), описывая культурную Страх и вина, нежелание горевать заставляют человека закрывать.

По Европе опять бродит призрак - 1. После распада СССР и краха Великой Идеи западные эксперты и политологи с удовлетворением почти похоронили теорию о равенстве и справедливом обществе. При этом, стоя над могилой Великой Идеи они всерьёз обсуждали только два варианта: Слухи о гибели Великой Идеи оказались, мягко говоря, преувеличены. Но вот наступил год и пропели жаренные петухи.

Оказалось, что в Европе есть и неравенство, и противоречия, и эксплуатация, и классы с их интересами. Можно сказать, что кризис гальванизировал Великую Идею. По Европе опять, как и в позапрошлом веке стал бродить призрак коммунизма, о чем европейские интеллектуалы верные слуги капитала моментально паникёрски раструбили по всему свету: Почему марксизм снова на подъеме"", Великобритания Стюарт Джеффрис Когда-то казалось, что классовый конфликт ясен и понятен.

С того момента, когда Маркс и Энгельс написали о могильщике, прошло года. Но истина оказалась почти прямо противоположной. Пролетариат отнюдь не похоронил капитализм, напротив, он делает все, чтобы тот остался жив. Переутомленные, мало получающие рабочие, якобы освобожденные самой масштабной социалистической революцией в истории китайской , доходят до грани суицида, чтобы люди Запада играли со своими айпэдами.

Китай своими деньгами субсидирует Америку, которая иначе была бы уже банкротом.

Дискуссия редакции 4 с Кириллом Кобриным и Ильей Калининым